Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
15:14 

marion
aka Alastriona
Сон по блокам. Как мне кажется сейчас, это был какой-то стимпанковский мир. Наверное.

Первый блок
Начало века, типа Великая Депрессия. Узенькая улочка, дверь. Неприятного вида тип в монокле и встопорщенных усах зазывает к себе молодую девушку в белом платье, а она такая низенькая и, ээ, прочненькая, длинные темные волосы по плечам. Потом вижу афишу с изображением этой девушки, написано "Девушка с аккордеоном: "В свои 17 она сыграла шестнадцатилетнюю!".

Второй блок
Небольшая комната, все тоже практически черно-белое, сеттинг тот же. Бедно, но опрятно. Все горизонтальные поверхности в кружевных салфеточках. За столом спиной ко мне сидит девушка, вроде та же, перед ней на столе некое устройство типа мини-версии ткацкого станка, девушка на нем играет небольшим смычком, музыка приятная очень, звучит похоже на виолончель. Музыкальный номер окончен, входит мама девушки, обе они сетуют на свое бедственное материальное положение и на то, что папаша их все промотал, а вот кабы он не тратил денег на всякую лабуду навроде пития кофия в дорогих рэсторанах и прочие ненужности, то они бы могли пережить тяжелые времена. Девушка говорит что-то про записать альбом (?!), но записывать его не на что.

Третий блок
Показывают папашу-мота, мелкий тип сального вида, лысеющий, такой, знаете, безобидный сарариман-неудачник. Идет по улице, пальто расстегнуто, заходит в какой-то бар. Там к нему подваливает тетка-брунетка недалеко от барной стойки, я сижу не очень далеко, слышу их разговор. Тетка предлагает ему свои услуги, по ходу она оказывается еще и вьюношем даже. У вьюноши майка с лиловыми полосами, слишком ярко на фоне почти монохрома, дальше их угол словно затухает (ну а что там смотреть, сопсна, в самом-то деле).
Поработамши, вьюнош вылезает из угла и идет к барменше за своим гонораром. Долго торгуется. Получает от нее сотню денег, а еще пять денег, выторгованные сверх нормы, просит потратить на шоколад и отправить домой сарариману от своего имени. Дальше вьюнош подходит ко мне, а передо мной стойка с дисками - там кино и игрушки, держу в руках дивиди с новыми Disciples; вьюнош, заметив это, уважительно присвистывает.

Четвертый блок
Я вижу происходящее глазами какого-то мужчины. Видимо, я респектабельный господин. Усатый хмырь из блока 1 зазывает меня поужинать, я сижу за столом в какой-то темной комнатенке, за мной стена, слева сзади дверь, а впереди проход какой-то. Хмырь накрывает на стол, ставит бокал, всячески расхваливает стоящую на столе еду, как она прекрасна и замечательна. Уходит, я беру вилку и подцепляю на нее сосиску неестественно розового (на фоне почти монохрома, ага) цвета, режу ее пополам; вижу там, ээ, ходы, будто ее ели черви. Понимаю, что вся еда или вот такого вот качества, или сляпана из объедков, это пытались скрыть, но безуспешно.
Не очень успеваю обдумать все это - из прохода спереди ко мне идет чувак какой-то светловолосый, в картузе, шарфе, какая-то небогатая или полурабочая одежда, приятной внешности, но очень яркие губы. Он довольно жизнерадостно рассказывает о том, какой мировой чувак этот усатый, какая у него хорошая еда и как они отлично сейчас ее поели. Между делом рассказывает про какого-то еще типа, который где-то там в недрах дома пытается совратить девочку - я понимаю, что это та самая девушка. Светловолосый говорит, что до самой девицы ему дела не было, а вот ее вопли ему не нравились, а потому он объяснил тому типу, что вести себя надо поаккуратнее. С помощью заточки объяснил. Сначала, говорит, я его предупредил заточкой в правый угол рта. Потом в правое крыло носа. А потом и в угол правого глаза. Все это он показывает, тыкая заточкой мне в лицо, но заточка на этот раз в чехле каком, видимо, мне не больно. Он уходит, конец блока.

Пятый блок
Метро. Мне надо перейти на ветку с названием, которое я не могу прочесть и, следовательно, произнести; мне кажется, что это Лондон. Небольшое помещение, за спиной у меня выход на улицу, справа лестница вверх, красивая очень, стиль модерн, довольно узкая. Справа в углу проход, слева - информационная стойка, там женщина, блондинка. Где-то за стойкой тоже есть проход, повсюду висят таблички со справочной информацией. Я наконец-то читаю название свой ветки - "D, E, F, G, H, I" и понимаю, что это просто список веток, на которые можно попасть с этой станции. Подхожу к стойке, чтобы выяснить, куда мне все-таки переходить. Меня опережает девица из служащих, которая на негнущихся ногах подлетает к блондинке и кричит: "ААА!!! В страну прилетел недавним рейсом некто, кто при регистрации записался как Шекспир!". Имя, очевидно, липовое, я говорю что-то типа "вот у нас в России с этим строже", обе тетки в панике, дескать, это, наверное, матерый преступник и ужоснах.
Мне кажется, что это дело может пролить свет на историю той девушки, и я прошу их пропустить меня в проход справа. Теткам это очень сильно не нравится, но в итоге я прохожу туда сама.

Шестой блок
Большая белая комната, в которую я прошла. Стенки, как в цеху, какие-то трубы и механизьмы. Все это дело увито хренью типа розовых хинтаклей, в "Макги" такие были. У меня в руках пистолет, который по ним стреляет красной жидкостью. По идее, хинтакли должны бушевать, а эта
красная жижа их кагбе убивает, но на деле они безжизненны и обвислы, следовательно, все мои выстрелы сводятся только к поливанию хинтаклей красной жижей. По свободным от труб, механизьмов и хинтаклей участкам комнаты бегает персонал, в том числе и тетка, которая стояла за стойкой в прошлом блоке - она тут главная, видимо. Похоже, что персонал снова в панике. Я уговариваю стоечную тетку дать мне пройти, аргументов уже не помню, в итоге она соглашается и провожает меня в дальний проход. Мы спускаемся по лестнице оказываемся в монохромном
баре, опять 20-е годы, и это уже блок семь.

Седьмой блок, он же последний
Мы проходим мимо пары столиков, за одним из них я вижу несколько мужчин, один из них Колин Ферт, тока красивше: кудри и эспаньолка. Он уже собирается уходить. Я сажусь за столик лицом к ним, на некотором расстоянии, блондинка отдает мне очень хорошенькую белую кошку, успевает прошептать, что это ее младшая сестра, и исчезает. За мужским столиком сидит
котик, одновременно похожий на Хью Гранта и копетана Джека из Торчвуда. Десятым чуйством понимаю, что он может как-то прояснить происходящее и уже помочь разобраться в том, где девушка и как ее спасать. Еще мне казалось, что ключом может стать шоколад, отправленный вьюношем из бара в блоке три. Я не нашла ничего умнее, кроме как подойти и спросить, не
нравятся ли ему кошки. Получила в ответ "ледяной взгляд призрения" (с) и всё. Дальше меня разбудили.

Комментарии
2010-12-28 в 02:31 

Четырнадцать прав
"Shoulder-throw, hip-throw, and of course, the best is Mr. Han-thr..." // imagine!
боже мой, целое кино)

2010-12-28 в 03:11 

marion
aka Alastriona
Destinee Dent
Да, я примерно так его и смотрела. Афиша в самом начале удружила :)

   

черный вигвам

главная